ВВЕДЕНИЕ

Топонимика - учение о географических названиях. Она изучает происхождение, содержание, закономерности развития и правила написания географических названий местности.
Обзор литературы
Специальной литературы по топонимике Восточной Сибири мало. То, что имеется, разбросано в недоступных для массового читателя изданиях. Топонимикой интересуются географы, историки, лингвисты, этнографы, а поэтому имеющаяся литература в основном посвящена решению специальных задач этих наук. В настоящем обзоре будет рассмотрена лишь та литература, которая в какой-то степени касается топонимии Иркутской и Читинской областей.
Первоначальные записи географических названий нашего края имеются в древних письменных источниках: "Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240 г.", "Сборник летописей" - замечательный труд персидского историка Рашид-ад-дина (XIII-XIV вв.). Неоценимое значение для топонимики имеют номенклатура первой карты сибирских земель С.У. Ремезова (1701), сборники документов XVII-XVIII вв., в частности "Сборник документов по истории Бурятии. XVII век", вып. 1. Также важные топонимические данные содержатся в трудах известных путешественников и исследователей Восточной Сибири XVII-XVIII вв. - Николая Спафария (1675), П.С. Палласа (1788), И.Г. Георги (1799), И.Е. Фишера (1774). Из авторов XIX в. для топонимики нашего края имеют значение труды К. Риттера (1856 - 1879), П.П. Семенова-Тянь-Шанского (1863 - 1885), Н.А. Аристова (1869) и других.
В 1926 г. в "Очерках по земледелию и экономике Восточной Сибири" опубликованы статьи: В.В. Шостаковича "Историко-этнографическое значение названий рек Сибири", А.В. Попова "К вопросу о хорографии и палеоэтнографии Иркутской губернии". Авторы этих статей на основании анализа родовых названий, суффиксов и окончаний отдельных иноязычных топонимов пытались сделать историко-этнографические выводы по вопросам народонаселения в Восточной Сибири в прошлом.Выводы эти в некоторых случаях были ошибочны, в частности у А.В. Попова - о племенах чудь и прачудь в Восточной Сибири. Более интересна статься В.В. Шостаковича, в которой сделана классификация гидронимов по суффиксам и окончаниям с попыткой найти их языковую принадлежность.
В томах Сибирской советской энциклопедии 1929 - 1931 гг. встречаются некоторые топонимические справки. Так, в первом томе имеется статья Г. Виноградова "Географическая народная номенклатура Сибири".
Для познания бурятской топонимики хорошую помощь могут оказать работы В.А. Казакевича "Современная монгольская топонимика" и Э.М. Мурзаева "Система монгольских географических названий и их чтение". В "Словаре местных географических терминов" Э. И В. Мурзаевых содержится много сибирских народных терминов, перешедших в собственные географические названия. Пользование этим "Словарем" позволяет раскрыть семантику составных частей сложных нерусских названий.
Старый учитель географии Л.С. Платонов в сборнике "В помощь учителю" опубликовал статью "Географические названия Сибири", представлявшую первый опыт топонимического словаря по Сибири. Однако в ней даны объяснения немногим названиям, относящимся к рассматриваемой нами территории.
Названия Сибирь, Байкал, Лена и Ангара, естественно, больше отражены в литературе, нежели названия каких-либо более мелких объектов нашего края.
Названия Байкал и Ангара правильно, по нашему мнению, истолкованы в статье Э.Р. Рыгдылона "О названиях "Байкал" и "Ангара". Также очень интересны его "Топонимические этюды", опубликованные в 1955 и 1956 гг. Что касается названия Лена, то все опыты расшифровки его, сделанные многими авторами, до настоящего времени не дали удовлетворительного результата.
Важный материал по топонимике Иркутской области обобщил В.Н. Шерстобоев в специальном разделе своей книги "Илимская пашня". Автор дает объяснение происхождению названий 280 населенных пунктов Нижне-Илимского, Усть-Удинского, Братского, Усть-Кутского, Киренского и Жигаловского районов, имеющих фамильные наименования по имени основателя деревни - крестьянина. Сведения из работы В.Н. Шерстобоева использованы нами во всех случаях, где дано объяснение фамильным названиям населенных пунктов указанных выше районов.
Интересные топонимические сведения содержатся в трудах, в газетных и журнальных статьях М.А. Зензинова, А.П. Щапова, Ф.А. Кудрявцева, Г.В. Тропина, П.П. Хороших, Э.Р. Рыгдылона, С.П. Балдаева, Б.Р. Буянтуева, П.И. Мартынова, К.Д. Петряева, Б.В. Башкуева и Л.А. Пластинина.
Некоторые общие вопросы эвенкийской топонимики Восточной Сибири изложены в статье Г.М. Василевич "Топонимика Восточной Сибири". Статья написана в связи с проблемой этногенеза тунгусов. Поэтому, естественно, в ней обращено внимание на территориальное распространение топонимов тунгусоязычного происхождения, но слабо показана этимология их.
С отдельными небольшими статьями по топонимике местного края выступали краеведы Иркутской области: В. Вдовин, Г. Дмитриев, М. Палесских, С. Шабуневич, П.А. Емелькин, А. Черневский и другие. В Чите издаются краеведческие сборники с топонимическими статьями В.Ф. Балабанова, В.С. Куликова, н.п. Соболева и других.
В основу настоящей работы положены многолетние записи автора по топонимике Восточной Сибири, выполненные при поездках по различным районам нашего края, материалы, собранные во время специальных полевых исследований, а также при работе над географической, историко-этнографической и лингвистической литературой. Автором опубликованы работы: "Местные географические термины Восточной Сибири", "Топонимия и задачи топонимических исследований", "Географические имена. Топонимический словарь", "Топономика Бурятии" и другое
Из истории формирования топонимии
Географические названия возникли и развились исторически. Формирование их тесно связано с историей общественного и экономического развития края, поэтому корни многих названий уходят в глубокую древность.
На территории Иркутской и Читинской областей на протяжении многих веков менялись исторические условия, происходили сложные общественные процессы - передвижение и смещение различных народов и племен, обладавших различной языковой культурой. В этом длительном водовороте общественных событий и скрещиваний языков происходило формирование топонимии края. При этом каждая появившаяся народность, усваивая и сохраняя прежние географические названия на языке своих предшественников, в то же время вносила в топонимию края новое на своем языке, изменяла и модифицировала структуру прежней топонимии, создавала новый топонимический пласт. Иногда эти видоизменения были настолько сильными, что форма и смысл некоторых древних топонимов дошли до нас в искаженном до неузнаваемости виде, например, Сибирь, Ока, Китой, Лена, Олекма, Арахлей, Ербогачен и т.п.
В результате этого процесса на территории названных областей образовалась сложная топонимия, наслоение географических названий различного языкового происхождения: палеоазиатского, эвенкийского, самодийского, тюркского, бурятского и русского.
Сравнительно древними географическими названиями, имеющими наибольшее распространение на территории Иркутской и Читинской областей являются топонимы эвенкийского происхождения. Они широко распространены в таежной зоне - в бассейнах рек Ангары, Лены и Амура, в северном Прибайкалье. Вкрапления эвенкийских названий встречаются и в других частях области - в Саянах, в бассейне Селенги, в южной половине Байкала. Значительное территориальное преобладание эвенкийских топонимов свидетельствует о том, что тунгусоязычные племена были широко распространены на территории наших областей в давно минувшие времена.
Наиболее отличительными признаками, позволяющими распознать эвенкийские названия, являются различные суффиксы и частицы при эвенкийских топонимах. Например, -кан, -кэн - суффиксы уменьшительной формы: Ангара - Ангаркан, Витим - Витимкан, Чита - Читкан; -нга, -ндя - суффиксы почтительного отношения, увеличительной формы: Биранга, Бирандя - "Большая речка", также Киренга, Катанга, Орлинга, Каренга, Хапчеранга, Акшанга; - чан, -чон, -чэн - суффиксы пренебрежительности: дэткэн - "болото", Дэткэчен - "болотишко", буга - "местность", а Бугачан - "плохая местность", но бугарихта - "исключительная местность"; -кит - суффикс, обозначающий место действия: дава - "перевал", давакит - "место перевала", анам - "лось", Анамкит - "место охоты на лося или река, где бывают лоси", гори - "линька гусей", Горкит - "место гусиной линьки", олло - "рыба", Оллокит - "рыбное место"; -ма - суффикс имени прилагательного: -мо - "дерево", Мома (Мама) - "деревянный" (лесистый).
Большое распространение на территории Иркутской и Читинской областей имеют также бурятские географические названия. Они территориально в основном совпадают с местами современного расселения бурят: на юге, начиная с Саянских гор и российско-монгольской границы, бурятские топонимы прослеживаются на север до Братского, Нижнеилимского, Жигаловского и Киренского районов Иркутской области, до Читинского, Карымского, Шилкинского, Нерчинского и Сретенского районов Читинской области. На западе они встречаются в бассейне р. Уды (Чуны), а на востоке ограничиваются р. Аргунью.
Характерными признаками бурятских географических названий является присутствие в них: 1) бурятских нарицательных терминов: гол - "река", "долина", усун (угун) - "вода", нур (нор) - "озеро", булаг - "родник", дабан - "перевал", жалга - "овраг" и т. п.; 2) прилагательных: цаган - "белый", хара - "черный", шара - "желтый"; суффиксов и окончаний: -та, -тэ, -то, -тай, -той; -хан, -хэн, -хон; -гар, -гэр, -гор и другие. Бурятские названия перекрывают эвенкийскую топонимию, что указывает на более позднее появление бурятской топонимии в пределах наших областей, особенно в их северных районах.
На западе Иркутской области, в бассейне р. Бирюсы, встречаются названия с окончанием на -шет, -чет: Тайшет, Туманшет, Алгашет, Камышет, Акульшет, Ингашет, Черманчет, Чивильчет, Черенгачет, Шегашет, Полинчет, Саранчет, Черчет и другие. Слова шет, чет на языке давно ассимилированного племени котов, близким к современным кетам (енисейским остякам), означает "река" ("вода").
В Саянах, в верховьях рек Оки, Ии, Уды и Бирюсы, значительное распространение имеют названия тюркоязычного происхождения, осмысливаемые на языках тофаларов, сойотов и соседнего с нашей областью народа - тувинцев, а также встречаются они и в районах, смежных с Якутией (Катангский и Бодайбинский районы в Иркутской области, Каларский район в Читинской области). Тюркские названия, правда очень редко, встречаются в Прибайкалье, например, Байтаг - гора в Эхирит-Булгатском районе, Байда - местность на берегу оз. Байкал. Где имеются пещеры, в которых жили древние тюркские племена - курыканы, Байдара, Баймак, Байты, Байхор, Байсуг, Байут, Байган, Байшин и т. д., в которых элемент бай - "богатый", "большой" восходит к топонимии, отраженной в Орхонских надписях VII-VIII вв. н. э., т. е. к эпохе древних жителей Прибайкалья - курыканов. Тюркскими являются названия: Каштак - местности вблизи Иркутска и Читы, где имеется ключ, Култук - залив на Байкале. Кая - скалистая гора вблизи Иркутска, Кутул (кутал, куталь) - перевал, дорога через невысокий хребет в Ольхонском районе. Такого же происхождения и название Кутулик. Вниз по Ангаре тюркоязычные названия спорадически встречаются до Усть-Удинского района (гора Киткай). Также тюркоязычными являются названия Манхай, Кашхай, Хайра, Атхай, Ташкай, Абхай, Талахай, Сарыктхай и другие, где элементы хай (кай) значат "скала" и "утес", чем действительно характеризуются названные местности. Такие названия, как Тетерях или Тетериха (от искаженного Тет-Юрях), Тарын-Юрях, Кюсть-Кемда и т. п. Являются безусловно якутскими.
Наличие тюркоязычных топонимов на территории наших областей, в частности в районах Прибайкалья и Приангарья, свидетельствует о былом обитании в этих местах тюркских племен: во-первых, вероятных предков современных якутов, во-вторых, тех тюркских племен, которые проникали сюда через Саяны и ассимилировали проживающие здесь самодийские и другие племена (например, тофаларов в Иркутской области).
Русские географические названия на территории Иркутской и Читинской областей, как и вообще Сибири, являются новым элементом, количественно богатым наслоением на древнюю топонимию. Они возникли постепенно, по мере освоения и заселения необжитых или слабо населенных территорий Сибири русским и другими славянскими народами.
Появление русских в Сибири не вносило коренной ломки в структуру топонимии края, так как сам процесс заселения и присоединения Сибири к России был относительно мирным. Русские не вытесняли аборигенов из обжитых местностей со сложившейся топонимией, а заселяли свободные, необжитые земли, которые не имели по существу своей собственной топонимии. Поэтому русские названия относятся к сравнительно мелким географическим объектам, которые к моменту прихода их были безымянными или имели неустойчивые названия. Это малые реки, речки, озерки, небольшие топографические объекты и т.п., тогда как более или менее крупные географические объекты у нас, как правило, имеют нерусские названия. Исключение составляют поселения пашенных крестьян: основанные крестьянами деревни получали русские личноименные наименования. Таких названий особенно много в районах первоначальной земельной колонизации, т. е. там, где в VII-XVIII вв. оседали пашенные крестьяне, осваивая хлебопашество: по долине р. Илима, в бассейне верхней Лены и по долине Ангары ниже бывшей территории Балаганского района до Братска, по Ингоде и Шилке. В этих районах сначала возникали так называемые "деревни" в один-два двора, названные по именам основателей: Жигаловская, Марковская, Доронинская, Дунаева, Бочкарева, Лескова, Погодаевская, которые затем разрослись в крупные села - Жигалово, Марково, Дунаево, Каймоново, Распутино и т. п.
Населенные пункты - остроги, слободы, - имевшие административно-управленческое, торгово-ремесленное или другое общее для жителей края значение, носили местное название по наименованию реки, местного племени: Братск, Илимск, Балаганск, Верхоленск, Иркутск, Нерчинск; слободы Оекская, Кудинская, Читинская, Акшинская и др. Слободы эти в XIX в. стали селами с сельским управлением и церковным приходом, но при этом названия их приняли форму Оек, Куда, Усто-Уда, Бельск, Голуметь, Чита, Акша.
Населенные пункты, возникшие в XVIII в. как притрактовые станции, также имели местные названия: Тулунская, Куйтунская, Кимельтейская, Заларинская, Черемховская, Кондинская, Шакшинская, Урульгинская и другие. Затем эти станции стали крупными селами (или городами) с наименованием от чистой основы: Тулун, Кйтун, Залари, Урульга.
Строительство Транссибирской железной дороги сопровождалось появлением новых населенных пунктов - пристанционных поселков. В пределах Иркутской области трасса железной дороги в основном проходила вдоль линии московского тракта, и поэтому железнодорожные станции основались у притрактовых станций с теми же наименованиями. Иначе было в Читинской области: здесь железная дорога проходила в стороне от старых трактов и поэтому возникшие новые поселки именовались названиями местных природных объектов: Хилок, Могзон, Сохондо, Яблоновая, Хадабулак, Борзя, Харанор, Шилка и другие; лишь Андрияновка - по имени изыскателя трассы строящейся железной дороги. Бурятская - по этнониму. Все эти поселки основаны в конце XIX и начале XX в.
Вокруг крупных центров - Иркутска, Братска, Илимска, Нерчинска возникали в XVII-XVIII вв. деревни служилых людей, перешедших на поселения, или пашенных крестьян, получивших земельный участок в пригороде. Они основали поселения, названные их фамилиями: Мельниково, Глазково, Грановщина, Исаково, Погодаево, Игнатьево, Дунаево, Казаново, Галкино.
Населенные пункты русских, возникшие в период переселенческого движения (XIX-XX вв.), носят местные названия, чаще всего названия рек: Икей, Изегол, Хор-Танга. Кирей, Катарбей, Ишидей и другие. Эти местные названия давались участкам земель, заранее нарезанных для переселенцев. Иногда участки для новоселов назывались нарицательными именами: Участок, Елань, Паберега, Ключи, Новосельская. Некоторые переселенцы перенесли сюда названия местности, откуда они прибыли. Так возникли селения: Московщина, Рязанщина, Киевский, Гродненский, Полтавский, Дубрава, Воронежский Конец (часть деревни Харюзовки).
Среди русских населенных пунктов встречаются селения под названием Ясачная и Карымская. Этими названиями именовались деревни, которые были заселены семьями от смешанного бурятско-русского или эвенкийско-русского брака. Обрусевшие или обурятившиеся потомки таких семей назывались у бурят карымами, у русских - ясачными. К этой группе селений также относятся Шаманово, Долоново, Тунгуска, Бажей и другие селения, в прошлом бурятские или эвенкийские, жители которых обрусели, смешались с русскими. Но нерусские названия селений сохранились.
В XVII-XVIII вв. для работы на монастырских землях и предприятиях Иркутского, Вознесенского, Знаменского и Киренского монастырей привлекались гулящие люди, крестьяне, "новокрещенные" буряты и тунгусы. В результате на этих землях возникли деревни под названиями: Монастырская, Знаменская (Знаменка), Введенская (Введенщина), Вознесенская (Вознесенское) и т. п.
В Забайкалье, особенно в Нерчинской Даурии, в XVIII-XIX вв. на основе разработки месторождений рудных полезных ископаемых возникли многочисленные поселения - рудники и заводы: Нерчинский, Газимурский, Горный, Зерантуй, Кличкинский, Александровский и другие. Первооткрыватели месторождений полезных ископаемых и основатели горно-заводских предприятий оставили свои имена в географических названиях Читинской области: Базаново, Яковлевск, Ивановка, Быково, Домасово, Почекуй, Карпово и другие. С развитием горно-заводской промышленности были связаны и такие названия: Алтачи и Алтан ("золотой"), Оловянная, Шерловая, Золотая, Золотоноша, Оловорудник, Золотая Горка, Джида ("медный"), Кассетеритный Ключ, Шпатовые Горы, Бриллиантовая Падь, золотая Каменушка, Железный Кряж, Железница, Серебрянка и т. д.
Многие географические названия указывают на характерные особенности природы данной местности: Аршан - "минеральный источник", Налюр - "слабо покатое, ровное место", Нуга - "луговой", Бабагаита - "медвежий", Слюдянка - "месторождение слюды", Выдрино, Березовый, Кручина, песчаная, Снежная, Усолье, Кедровая, Степной, Увальная, Гольцовая и т. д.
Много у нас названий, связанных с историческими событиями, происходившими в данной местности, например: Вихоревка, Апрельск. Мадьярский городок, Кондуйский городок и другие, с именами ученых, путешественников, революционеров и других исторических личностей (г. Шелехов, пос. Кропоткин, хр. Черского, с. Алымовка, пос. Артемовский, с. Чехова, пос. Чекановский, с. Тургеневка и т. д.).
Мы являемся свидетелями возникновения новых географических названий, вызванных нашей социалистической эпохой, экономическим и культурным развитием края. Строительство поселков и городов, открытие и освоение новых географических объектов сопровождяются появлением новых названий, принципиально отличных по своему содержанию от старых. Так, на географической карте Иркутской области в наше время появились населенные пункты: Идеал, Ангарск, Октябрьский, Шелехов, Железногорск-Илимский, Бирюсинск, Байкальск и т. д., появились Иркутское и Братское моря. В Читинской области выросли замечательные города и поселки: Балей, Шерловая Гора, Чернышевск, Первомайский, Хапчеранга, Ульхун Партия, Октябрьский, им. XI-летия Октября и т. д. Сколько поселков возникло вокруг Иркутска, Читы, Братска, Усолья-Сибирского, Петровск-Забайкальска, вдоль железных дорог Тайшет - Лена и Иркутск - Слюдянка, встречаем населенные пункты: Гончарово, Дачная, Большой Луг, Таежная, Подкаменная, Глубокая, Андрияновка, Перевал и другие, возникшие буквально в дремучей тайге за последние десятилетия. В еще более дремучей тайге вырастают Усть-Илимск, Игирма, Тушама, Хребтовая и другие географические объекты. Новые географические имена нашей страны говорят о бурном развитии производительных сил, о росте народонаселения и населенных пунктов, о преобразовании природы человеком.
Одновременно с этим старые названия, связанные с именами "святых", царей, капиталистов, исчезли с географической карты, стираются из памяти людей. Например, поселок Ленино раньше назывался Иннокентьевская - по имени епископа Иннокентия, якобы ставшего после смерти "святым"; поселок Надеждинск, носивший имя золотопромышленника Надеждина, переименован в Апрельск - в память о Ленском расстреле рабочих в апреле 1912 г.; предместье Марата в Иркутске раньше называлось Знаменским, так как здесь находился Знаменский женский монастырь.
Первоначальная официальная географическая номенклатура нашего края установилась в XVII в. благодаря трудам русских землепроходцев и первого картографа Сибири С.У. Ремезова. Она составила основу всей последующей современной топонимии. Процесс присоединения Сибири к России сопровождался и процессом создания географии и картографии присоединяемых земель. Многочисленные "отписки", "росписи", "росписи именные", "чертежи", "челобитные", "чертежные росписи", "расспросные речи" и другие записи, сделанные русскими землепроходцами на открытых ими землях в Сибири, явились исходными первыми топонимическими документами, навеки закрепившими наименования географических объектов, прежде всего рек и озер (гидронимов), человеческих поселений.
Замечательным венцом большого фактического материала по географии Сибири, накопленного усилиями русских землепроходцев в течение XVII в., явилась "Чертежная книга Сибири" С.У. Ремезова. В ней зафиксированы наименования рек, озер, рассох (горных хребтов), дорог, русских населенных пунктов (городов, острогов, слобод, деревень, монастырей, зимовий), места проживания бурят, эвенков, коттов и других народностей Сибири, места промысла, разработок полезных ископаемых и т. д.
Географические названия, зафиксированные русскими в XVII в., впоследствии почти полностью были закреплены как официальная номенклатура, применяемая в картографии, административно-территориальном устройстве и в других официальных документах, и прочно вошли в употребление разноязычного населения края.

Синонимы:
азы, ввод, вводная часть, вводные положения, включение, вкоренение, вливание, влитие, внедрение, впрыскивание, впуск, вступление, галоидирование, задействование, зачин, инокуляция, инсуффляция, интродукция, интромиссия, интубация, ионотерапия, ионтофорез, мезотерапия, насаждение, начала, неология, основные положения, подача, подключение, преамбула, присоединение, приступ, пролегомена, пролегомены, пролог, пропедевтика, прямая экспозиция, увертюра, установление, учреждение


Антонимы:
выведение, отвод, отключение, послесловие, пролог, удаление, элиминация, эпилог



Географические названия Восточной Сибири 

ВВЕДЕНСКОЕ →← БЫСТРИНСКИЙ ГОЛЕЦ

T: 0.173544162 M: 3 D: 3